О методе

История развития ФДТ

ФДТ имеет многолетнюю историю развития и основывается на ряде открытий конца IX и начала XX вв.
Прародительницей ФДТ является гелиотерапия. С незапамятных времен Солнце воспринималось как источник света, тепла и жизни. Использование естественного света в лечебных целях, вероятно, также старо, как само человечество. Целительные свойства солнечного света были известны ещё в древнем Египте, Греции и Индии. Первое использование солнечных лучей в профилактических и лечебных целях относят к эпохе правления фараона Аменхотепа IV (предположительно с 1375 по 1358 гг. до н. э.), который поклонялся солнцу. Во времена своего правления он строил башни, посвященные богу солнца Атону, у которых отсутствовала крыша, и солнечные лучи могли свободно проникать внутрь башен. Фараон принял имя Эхнатон, что значит «угодный солнцу». [3]

В Священной книге древних индусов «Атхарва-веда», созданной в 1400 г. до н.э., было описано лечение кожных заболеваний, таких как псориаз и витилиго. С использованием природных (экзогенных) фотосенсибилизаторов для усиления эффекта гелиотерапии. В качестве фотосенсибилизатора применялись растения, содержащие псоралены (зверобой, петрушка, пастернак и др.) При витилиго, псоралены наносили на депигментированные участки кожи человека, после чего они подвергались воздействию солнечного света. В результате этого на местах воздействия появлялась пигментация по типу солнечного загара. Гелиотерапия упоминалась и Геродонтом — «Отцом солнцелечения » (V век до н.э.).

Первым врачом, пропагандировавшим гелиотерапию как метод лечения, можно считать Гиппократа, который основал первую клинику, где в открытых на юг галереях люди поправляли здоровье, принимая солнечные ванны. [5,6 ]
Врачи Древнего Рима (Авл Корнелий Цейс), как и врачи древней Греции, назначали солнцелечение при кожных болезнях , при открытых переломах, при последствиях оспы и других заболеваниях. В средние века, в связи с распространением строгих канонов в отношении обнаженного тела и ухода за ним, лечебные свойства гелиотерапии были забыты. Однако, в древних книгах, таких как «Канон врачебной науки» — энциклопедии теоретической и клинической медицины, написанной персидским учёным, философом и врачом Абу Али ибн Сина (Авиценна) (ок. 980-1037 гг.), утверждалось, что воздействие солнечного света является целебным при многих заболеваниях. [1]
«Канон врачебной науки» долгое время считался настольной книгой европейских врачей. В конце ХIV в. на берегах Средиземного моря во время эпидемии чумы солнечный свет применяли в гигиенических целях. В медицинских книгах сохранились многочисленные упоминания об целительных свойствах солнечного света, но его лечебные свойства были забыты более чем на тысячелетие.

Лишь в 1774 году француз Фор опубликовал свою научную работу о терапевтических свойствах солнечного света на открытые язвы ног. Начиная с ХIX в., врачи стали активно экспериментировать и применять солнечные ванны. В 1892 году американский врач Maker получил патент на «электрический аппарат для лечения болезней разного рода». В России светолечение связано с именами таких врачей как С. Ф. Штейн и Г.И. Гачковский, которые первыми указали на болеутоляющее действие света электрической лампочки; А.В. Минин, описавший целительные свойства синего света; П.В. Эвальд и Козловский, которые в 1891 году использовали свет от дуговой лампы для лечебных целей; А. Н Маклаков, в 1889 году подробно описавший фотохимические процессы воспаления кожи под влиянием света электрической дуги. [2, 4]. Современные представления о ФДТ связаны с именем датского физиотерапевта — Нильса Роберга Финсена (1893-1894 г.г.), описавшего метод использования красного света для лечения последствий оспы и туберкулеза кожи (волчанка) и в 1903 году возглавившего в Копенгагене институт светолечения. В 1903 году Финсену, за заслуги в лечении болезней с помощью концентрированного светового излучения, была присуждена Нобелевская премия. [7,10]
До прошлого столетия роль кислорода в процессах фотосенсибилизации и в фотохимических реакциях с использованием псораленов была неизвестна.
Явление, названное фотодинамическим действием, было открыто в 1898 году студентом Мюнхенского фармакологического университета — O.Raab и профессором H. Tappeiner [12]
Суть открытия состояла в том, что при достаточно высокой интенсивности света в поле микроскопа, клетки парамеции (Paramecium-инфузории туфельки), окрашенные акридином или другими флюоресцирующими красителями, прекращали движение и погибали. Причем спектр действия этого эффекта соответствовал спектрам поглощения красителей. Открытый ими процесс получил название кислородозависимой фотодинамической реакции.
Таким образом, был обнаружен способ световой регуляции движения и жизнеспособности клеток. Вскоре было доказано, что для наблюдения этого эффекта необходим кислород. В эти годы появился термин «фотодинамический эффект», отражающий фундаментальный фотобиологический процесс, характеризующий ФДТ. [13]
В 1903 году, базируясь на новых знаниях о фотодинамике, H. Tappeiner и H. Jesionek провели первый сеанс фотодинамической терапии пациенту с раком кожи. В качестве фотосенсибилизатора использовался эозин, а в качестве источника облучения — свет от дуговой лампы. В 1905 г. таким образом они пролечили и описали 4-х пациентов, констатировав отсутствие у них рецидивов в течение года.
Тогда же H. Тappeiner и A. Jodlbauer ввели термин «фотодинамическое действие».
Вскоре появились первые сообщения о фототерапии рака. Первые работы с использованием гаматопорфирина в качестве ФС связаны с именем известного исследователя W. Hausmann. Диагностическое значение флюоресценции в ультрафиолетовом (УФ) свете эндогенных порфиринов было показано в 1924 году и свидетельствовало об их накоплении в ткани экспериментальных опухолей. [14]. Вместе с тем, первые, хорошо аргументированные данные о «фотонекрозе» опухолей, были получены лишь в 1942 году. Важным событием, предопределившим развитие ФДТ, явилась разработка ФС — производного гематопорфирина с улучшеными свойствами, получившего название HpD. Было установлено, что при введении этого вещества оно накапливается в различных опухолях, которые при этом флюоресцировали в красном диапазоне при облучении ультрафиолетом, что в последующем позволило предложить HpD с диагностической целью. Определяющим моментом в развитии ФДТ стало открытие использования гематопорфирина с терапевтической целью, при условии смены облучающего света с ультрафиолета на свет видимого диапазона. Именно тогда и был впервые применен термин «фотодинамическая терапия». В начале 1960 года Lipson и Schwarts из клиники Мейо дали начало эре фотодинамической терапии. Именно в это время стали производиться лазеры для медицинского применения. Первый лазер, примененный в медицине, содержал рубиновый стержень и излучал свет длиной волны 694 нм. За ним последовали другие лазеры. Современные успехи данного вида лечения во многом обязаны не только фундаментальным открытиям в биологии и медицине, но и прогрессу в области разработки лазеров. В 1964 году отечественные ученые Н. Г. Басов и А. М. Прохоров и американский ученый Чарлз Хард Таунс получают нобелевскую премию за создание излучателей и усилителей на лазерно-мазерном принципе.

В 1966 г. было проведено флюоресцентное детектирование и первое фотодинамическое лечение пациентки с раком молочной железы. [15]. В 1976 году HpD был впервые успешно применён в США для лечения рака мочевого пузыря. В результате ФДТ у пациента наблюдался селективный некроз рецидивирующей папиллярной опухоли мочевого пузыря; нормальная слизистая при этом не была повреждена. [16]. В 1978 г. Т.J. Dougherty et al. пролечив методом ФДТ 113 кожных и подкожных злокачественных опухолей, описали развитие частичного или полного некроза в 111 наблюдениях. При лечении этих пациентов ещё был использован ламповый источник. В 1980 г. впервые было применено воздействие лазерным излучением длиной волны 630 нм. Вплоть до 80-х годов двадцатого столетия, формировались аргументированные представления о механизмах действия и возможностях использования ФДТ с диагностической и лечебной целью. С начала 80-х г., ФДТ стала применяться при лечении эндобронхиального рака, опухолей головы и шеи, пищевода, хороидальной меланомы. Среди Европейских стран Россия оказалась в числе пионеров в разработке фотосенсибилизаторов, производстве лазерного оборудования и развитии клинической фотодинамической терапии.
В течение последнего десятилетия большой интерес в качестве фотосенсибилизаторов вызывают тетрапиррольные соединения, в частности, производные хлорофилла. Впервые водорастворимые производные хлорофилла предложил использовать для медицинских целей E.Snyder (США) в 1942 г. В рамках исследования воздействия хлориновых смесей при пероральном или внутривенном их применении, была отмечена их низкая токсичность, а также наличие у них гипотензивного, антисклеротического, спазмолитического, обезболивающего, противоревматоидного действия. Это послужило показанием к использованию водорастворимых хлоринов для профилактики и лечения сердечно-сосудистых заболеваний, атеросклероза и ревматоидного артрита.
В научной литературе об использовании производных хлоринового ряда в качестве фотосенсибилизатора для ФДТ, впервые было заявлено в 1986 году (группа авторов из США — J.Bommer, Z.Sveida, B.Burnhem).
В России экспериментальные работы по изучению возможности применения фотодинамической терапии и флюоресцентной диагностики начали проводиться с 1984 года. В 1986 году создаётся научно-исследовательский институт лазерной хирургии МЗ СССР. Возглавил институт Скобелкин Олег Ксенофонтович — основоположник лазерной медицины, врач-хирург, заслуженный деятель науки, заслуженный изобретатель РСФСР, член-корреспондент РАМН, академик ЛАН, основатель Государственного научного центра лазерной медицины. Он объединил усилия ряда научно-исследовательских институтов физического, химического, биологического и медицинского профиля для изучения фармакокинетики и создания первых отечественных фотосенсибилизаторов; изучения молекулярных механизмом фотодинамического эффекта в модельных системах; резорбции прививаемых опухолей, а также для разработки метода ФДТ. В 1991 году, по инициативе и при непосредственном участии Олега Ксенофонтовича, открывается первое отделение лазерной онкологии и фотодинамической терапии под руководством Е.Ф. Странадко, где и начались первые клинические испытания. В 1992 году была создана лекарственная форма первого отечественного фотосенсибилизатора — фотогема, который относится к группе производных гематопорфирина (МИХТ им. М.В. Ломоносова, профессор А.Ф. Миронов). В дальнейшем к исследованиям присоединились другие научно- исследовательские институты и клинические базы. Важным этапом развития ФДТ в России явилось участие ГНЦ «НИОПИК», где 1994 году были начаты клинические испытания фотосенсибилизатора второго поколения — фотосенса (сульфированный фталоцианин алюминия), разработанного в ГНЦ «НИОПИК» (чл. корр. РАН, профессор Г.Н. Ворожцов, профессор Е.А. Лукьянец). В 1999 году был создан препарат аласенс, синтезированный на основе 5-аминолевулиной кислоты. (ГНЦ «НИОПИК», чл. корр. РАН, профессор Г.Н. Ворожцов, профессор Е.А. Лукьянец). В 1994-2001 годах в России были проведены исследования тетрапиррольных макроциклов хлоринового ряда (производных хлорофилла А) в целях выявления структурно-функциональных закономерностей накопления этих фотосенсибилизаторов в опухоли и создания на их основе лекарственных субстанций и форм. В этот же период была разработана технология извлечения из растительного сырья комплекса биологически активных хлоринов, которые содержат в качестве основного компонента хлорин е-6. В 2002 и 2004 гг. были синтезированы фотосенсибилизаторы второго поколения на основе хлорина е-6 — радахлорин (Radachlorin) и фотодитазин (Photoditazine) (ООО «Радафарма» и ООО «Ветагранд»). Препараты представляют собой 0,35%-ный и 0,5 %-ный растворы для внутривенного введения и содержат композицию из трех циклических тетрапирролов хлориновой природы (с гидрированным кольцом D), важнейший из которых (составляющий 80-90% от общего количества) — хлорин е-6. Радахлорин и фотодитазин, избирательно накапливаясь в тканях, способны разрушать биологические субстраты после возбуждения светом с длиной волны 654-670 нм. Препараты имеют высокую степень фототоксичности, связанную с высоким квантовым выходом синглетного кислорода — одного из основных токсических агентов, образующихся под действием света. Сохраняющаяся при этом способность препаратов флюоресцировать оставляет возможность для люминесцентной диагностики очагов неопластического изменения тканей. Кожу облучают светом с любой из длин волн — 406, 506, 536, 608 или 662 нм. — и регистрируют флюоресценцию на длине волны 668 нм. Фотосенсибилизаторы хлориновой группы отвечает всем качествам оптимальных фотосенсибилизаторов. Являются относительно простыми веществами, имеют постоянный состав и характеризуются высоким «коэффициентом контрастности», то есть накапливаются преимущественно в опухолевых и патологических тканях, имеют низкую «темновую» токсичность, быстро накапливаются в опухолевой ткани и быстро выводятся из организма.
В начале 90-х годов прошлого века фотодинамическая терапия (ФДТ) в России начала применяться при лечения онкологических заболеваний. Согласно приказу Минздрава России от 29 декабря 2012 года № 1629 ФДТ входит в перечень видов высокотехнологичной медицинской помощи и является медицинским стандартом лечения предраковых и онкологических заболеваний.
Сегодня фотодинамическая терапия применяется при лечении всех локализаций, форм и стадий рака, а также одобрена в качестве паллиативной терапии. Особенно этот метод хорошо зарекомендовал себя при лечении рака кожи, и особенно при раке кожи «неудобных» локализаций (угол глаза, веки, ушные раковины, нос, носогубная складка, волосистая часть головы), а также при начальных стадиях рака языка и губы. Помимо стопроцентного терапевтического эффекта, с помощью ФДТ достигается отличный косметический результат, поскольку заживление дефекта тканей после отторжения опухоли происходит по типу репарации, а не рубцевания. Хочу также сделать акцент на высокую эффективность ФДТ вирусассоциированных заболевания в мужской и женской половых сферах, таких как цервикальный неоплазии, лейкоплакии, рак шейки матки и вульв, болезнь Кейра, рак полового члена. Так как помимо цитотоксического действия на атипичные клетки ФДТ приводит к иллюминации ВПЧ, при этом сохраняя целостность органов, архитектонику цервикального канала у женщин, а также сохраняет репродуктивную функцию как у женщин так и у мужчин. Перспективы ФДТ безграничны, так как помимо цитотоксического эффекта, ФДТ обладает вируцидным, фунгицитным, бактерицидным, противовоспалительным, иммуномодулирующим, регенирирующим эффектами, а значит может применяться практически во всех областях биологии и медицины.

 

Механизм действия ФДТ

 

ФДТ это трехкомпонентный метод. Первым компонентом является фотосенсебилизатор – препарат, который вводится внутривенно, или наносится локально на область поражения. Препарат имеет способность накапливаться в измененных клетках тканей организма. Механизмы, обеспечивающие преимущественное распределение ФС в опухоли до конца не известны, но одной из главных причин обусловлено биологическими особенностями строения раковых клеток. Известно, что в опухолевых клетках низкий уровень содержания кислорода, низкий внеклеточный рН, повышенное количество рецепторов ЛПНП (Allison В.A. et al., 1990, 1991, 1994), наличие в опухолевой строме активных макрофагов, высокое содержание лактата и низкий уровень глюкозы. Аномальный характер строения стромы с обширными интерстициальными пространствами, неплотная стенка сосудистой сети, большое количество синтезируемого коллагена (Dvorak H.F. et al., 1979; Musser D.A. et al., 1980) и липидов, имеющих высокое сродство к липофильным препаратам — создают предпосылки для накопления фосенсибилизаторов.

Время накопления препарата или лекарственно-световой интервал (ЛСИ) может быть от 40 минут до 3-х часов и зависит от типа фотосенсибилизатора и распространения процесса заболевания. После накопления препарата проводится лазерное воздействие. Т.е. вторым компонентом выступает свет определенной длины волны, соответствующий пику поглощения фотосенсибилизатора. Третьим компонентом является высокоактивный кислород (синглетный кислород), который активируется светом. Именно он является разрушающим агентом атипичной клетки.

Механизм действия ФДТ представляется следующим образом: молекула фотосенсибилизатора, при поглощении кванта света, переходит в возбужденное триплетное состояние и вступает в фотохимические реакции двух типов. [17]

В первом типе реакций происходит взаимодействие с молекулами биологического субстрата, что в конечном итоге приводит к образованию свободных радикалов, которые затем могут вступать во взаимодействие либо с другими субстратами, вызывая их окисление, либо с молекулярным кислородом, образуя перекисные радикалы.  В реакциях второго типа происходит взаимодействие возбужденного фотосенсибилизатора с молекулой кислорода с образованием синглетного кислорода (1О2), который, благодаря своим сильным окислительным действиям приводит к деструктивным эффектам, которые заключаются в разрушении жизненно важных структур клеток и их гибели [18]. Кроме прямого фототоксического воздействия на опухолевые клетки, важную роль в механизме деструкции при ФДТ играют:

— нарушение кровообращения в опухолевой ткани за счет повреждения эндотелия кровеносных сосудов.  [19].

— цитокиновые реакции, обусловленные стимуляцией продукции ФНО, активацией макрофагов, лейкоцитов и лимфоцитов. [20]

Основные мишени ФДТ в опухолевых клетках — митохондрии, лизосомы, цитоплазматическая мембрана, пластинчатый комплекс Гольджи, гранулярная эндоплазматическая сеть, микрососудистая сеть опухоли и окружающей нормальной ткани, а также окислительно-антиокислительная и иммунная системы организма. Эффекты воздействия ФДТ на эти мишени могут потенцировать друг друга, производя в опухоли и организме онкологического больного многообразие ответных реакций. По литературным данным, сенсибилизаторы, транспортируемые альбуминами, вызывают повреждение сосудистой сети, в то время как ФС, связанные с легкими белками, индуцируют повреждение клеток путем формирования некротических и апоптотических процессов (Dougherty Т. J. et al., 1998; Zaidi S.I. et al., 1993).  ФС, локализующиеся в митохондриях, вызывают преимущественно выраженный апоптоз, а ФС, локализующиеся в плазматической мембране – некроз опухоли.

Именно апоптоз играет ключевую роль в механизме гибели раковой клетки после воздействия ФДТ. Развитие апотоза в опухолевых клетках ведет к избирательному разрушению ткани, что, в свою очередь, не приводит к нарушению целостности кожных покровов и органов, а также способствует достижению хороших косметических эффектов. Особенно это можно наблюдать на примерах   рака кожи и слизистой небольших размеров.  Но, помимо гибели опухолевых клеток, для избирательного разрушения опухолей важную роль играет ещё и разрушение микроциркуляторного русла — «ложа» опухолей, воспалительная реакция и иммунный ответ организма. Однако, для полного уничтожения опухолей или для длительного сдерживания их роста, требуется сочетание всех этих компонентов (Dougherty Т. J. et al., 1998).

Этапы проведения фотодинамической терапии (ФДТ)

Метод ФДТ опухолей включает четыре этапа. На первом этапе при предраковых и онкологических заболеваниях пациенту вводят внутривенно раствор фотосенсибилизатора (ФС).  (ФС может быть также нанесен локально, при лечении различных воспалительных патологий и с целью фотоомоложения).  Количество вводимого ФС рассчитывается исходя из заболевания, размера патологического очага и масса тела пациента и составляет для фотосенсибилизаторов хлоринового ряда от 0,5 до 2,2 мг/кг массы тела.

 Введение фотосенсибилазатора внутривенно

Нанесение геля локально на кожу

Второй этап— это лекарственно-световой интервал (ЛСИ) — промежуток времени между введением ФС и началом Фотодиагностики и ФДТ. ЛСИ зависит от вида ФС и может составлять   от нескольких часов до несколько суток. Для ФС хлоринового ряда время накопления препарата в опухолях или других патологических тканях составляет от 1 до 3 часов. На этом этапе, в период максимальной селективности накопления ФС в опухоли, может быть использована флуоресцентная спектроскопия и флуоресцентная диагностика (ФД) для определения границ опухоли. При визуальной оценке флуоресцентного изображения определяется ярко-красная флуоресценция всех опухолевых очагов. Как правило, границы флуоресценции превышают видимые участки опухоли, определяемые при осмотре в белом свете. ФД помогает определить границы опухолевого поражения, что позволяет провести более радикальный курс лечения, выявить скрытые опухолевые очаги и уменьшить число так называемых краевых рецидивов, а также оценить продолжительность периода кожной фототоксичности.   Для проведения флюоресцентной диагностики применяется специальные лазерные устройства и установки . Они могут быть как портативными, так и стационарными.

Флуоресцентная диагностика.

Флуоресцентная диагностика рака кожи. Различная интенсивность флуоресценции очагов опухолевого поражения.

С учетом данных, полученных при ФД, а также на основании локализации и распространенности опухолевого процесса, вида патологии и соматического состояния больного, планируется сеанс ФДТ.  В обязательном порядке составляется протокол сеанса, где отмечаются количество, размер очагов и поля облучения. Рассчитываются параметры проведения ФДТ. При оптимизации параметров сеанс ФДТ проводится без обезболивающей терапии и переносится пациентами хорошо.

                   ДОЗА СВЕТОВОЙ ЭНЕРГИИ И РАСЧЕТ ВРЕМЕНИ ОБЛУЧЕНИЯ

Длительность светового воздействия при ФДТ рассчитывается исходя из заданной, эмпирически подобранной эффективной дозы световой энергии (Е) в Дж/см2.  Эффективная доза при ФДТ опухолей должна составлять от 50 до 600 Дж/см2 и зависит от клинической формы, гистологической структуры и локализации процесса. В случае поверхностных опухолей кожи и слизистых оболочек, не инфильтрирующих в подлежащие ткани, доза световой энергии составляет от 50 до 150 Дж/см2.

В случае солидных базалиом, экзофитного плоскоклеточного, метатипического рака кожи, плоскоклеточного рака и аденокарциномы внутренних органов с инфильтрацией доза эффективной световой энергии увеличивается и составляет от 200 до 300 Дж/см2.

Главная роль в процессе фотодинамического повреждения опухоли принадлежит плотности мощности (PS), которая измеряется в Вт/см2 и рассчитывается путем деления величины мощности на выходе световода (определяется дозиметром) на величину площади поля облучения (светового пятна):

Ps = Рв / S

Где Ps — плотность мощности излучения (Вт/см2),
Рв — мощность лазерного излучения на выходе световода (Вт),
S — площадь светового пятна (см2).

Для расчета длительности облучения Т (в секундах) величину плотности энергии Е, которую необходимо подвести к опухоли, делят на рассчитанную плотность мощности  Ps:

Т = Е / Ps

Ниже приведена таблица для облегчения расчета плотности мощности (Ps) в зависимости от мощности лазерного излучения на конце световода (Рв) и размеров светового пятна.

Плотность мощности (Ps) в зависимости от размеров светового пятна

(D- диаметр и S – площадь по горизонтали, Рв – мощность по вертикали)

D (cм) 0.5 0.7 1.0 1.5 1.8 2.0 2.5 3.0 3.5 4.0 4.5 5.0 5.5 6.0
S(см2) 0.18 0.37 0.78 1.76 2.54 3.14 4.90 7.07 9.61 12.56 15.84 19.63 23.76 28.26
Рв (Вт)
0.1 Вт 0.55 0.27 0.12 0.05 0.039 0.032 * * * * * * * *
0.15 Вт 0.83 0.4 0.19 0.08 0.05 0.04 0.31 * * * * * * *
0.2 Вт 1.1 0.54 0.25 0.11 0.07 0.06 0.04 0.028 * * * * * *
0.25 Вт 1.38 0.64 0.32 0.14 0.09 0.07 0.05 0.03 0.026 * * * * *
0.3 Вт 1.66 0.81 0.38 0.17 0.11 0.09 0.06 0.042 0.031 * * * * *
0.35 Вт 1.94 0.94 0.44 0.19 0.13 0.11 0.07 0.049 0.036 0.027 * * * *
0.4 Вт 2.22 1.08 0.51 0.22 0.15 0.12 0.08 0.05 0.041 0.031 0.025 * * *
0.45 Вт 2.5 1.21 0.57 0.25 0.17 0.14 0.09 0.06 0.046 0.035 0.028 * * *
0.5 Вт 2.77 1.35 0.64 0.38 0.19 0.16 0.1 0.07 0.052 0.039 0.031 0.025 * *
0.55 Вт 3.05 1.48 0.70 0.31 0.21 0.17 0.11 0.077 0.057 0.043 0.034 0.028 * *
0.6 Вт 3.33 1.62 0.77 0.34 0.23 0.19 0.12 0.08 0.062 0.047 0.037 0.030 0.025 *
0.65 Вт 3.61 1.75 0.83 0.37 0.25 0.20 0.13 0.091 0.067 0.051 0.041 0.033 0.027 *
0.7 Вт 3.88 1.89 0.89 0.39 0.27 0.22 0.14 0.099 0.072 0.055 0.044 0.035 0.029 *
0.75 Вт 4.16 2.02 0.96 0.42 0.29 0.23 0.15 0.1 0.078 0.059 0.047 0.038 0.031 0.026
0.8 Вт 4.44 2.16 1.02 0.45 0.31 0.25 0.16 0.11 0.083 0.063 0.05 0.040 0.033 0.028
0.85 Вт 4.72 2.29 1.08 0.48 0.33 0.27 0.17 0.12 0.088 0.067 0.053 0.043 0.035 0.030
0.9 Вт 5.0 2.43 1.15 0.51 0.35 0.28 0.18 0.127 0.093 0.071 0.056 0.045 0.037 0.031
0.95 Вт 5.27 2.56 1.21 0.53 0.37 0.30 0.19 0.134 0.098 0.075 0.059 0.048 0.040 0.033
1.0 Вт 5.55 2.70 1.28 0.56 0.39 0.31 0.20 0.141 0.104 0.079 0.063 0.050 0.042 0.035
1.1 Вт 6.1 3.0 1.41 0.63 0.43 0.35 0.22 0.15 0.114 0.088 0.069 0.056 0.046 0.039
1.2 Вт 6.6 3.2 1.54 0.68 0.47 0.38 0.24 0.17 0.125 0.096 0.076 0.061 0.05 0.042
1.3 Вт 7.2 3.5 1.66 0.73 0.51 0.41 0.27 0.18 0.135 0.104 0.082 0.066 0.055 0.046
1.4 Вт 7.7 3.7 1.79 0.80 0.55 0.45 0.29 0.20 0.146 0.111 0.088 0.071 0.059 0.05
1.5 Вт 8.3 4.0 1.92 0.85 0.59 0.48 0.30 0.21 0.156 0.119 0.095 0.076 0.063 0.053

*Ввиду того что плотность энергии, необходимая для возбуждения фотодинамической реакции, равна 0.025 Дж/см2, значения ниже этой величины в таблице не приводятся.

В случае использования световода с цилиндрическим диффузором величина подводимой световой мощности рассчитывается на 1 см длины диффузора:

Рд = Рви/ д

где Рд — величина световой мощности, приходящаяся на 1см длины диффузора (Вт/см длины);
Рви — интегральная мощность на конце световода (Вт); при отсутствии дозиметра для интегрального измерения мощности Рви можно условно принять выходную мощность источника излучения, уменьшенную на 10-15%;
д — длина диффузора (см).

На третьем этапе проводится сеанс ФДТ опухоли. В качестве источника света используются диодные лазеры с длиной волны 635, 662, 675 нм, и система световодов,  которые позволяют доставлять свет к опухоли.